Экс-руководители учреждений культуры становятся их президентами

Слухи об уходе Александра Ширвиндта с должности худрука Театра сатиры не подтвердились – по крайней мере пока.
Фото со страницы Театра сатиры в «ВКонтакте»

Александр Ширвиндт получил премию председателя Союза театральных деятелей, ее вручили 85-летнему художественному руководителю Театра сатиры на традиционном ежегодном приеме в центре «На Страстном». Накануне же СМИ опубликовали информацию о перестановках в театре – из неофициальных источников стало известно, что Сергей Газаров займет должность худрука или главного режиссера. Сам Ширвиндт эти слухи опроверг. Но не исключено, что движение в сторону неких сдвигов в руководстве театра действительно было.

Проблема возрастных руководителей и «именных» театров (оркестров и т.д.) не нова – и на законодательном уровне она пока не решается. Уважение это к великим, без сомнения, артистам или боязнь бунта? Видимо, и то и другое, но в проектах новой концепции театрального дела и закона о культуре вопрос о регулярной сменяемости в руководстве культурных институций не поднимается. Впрочем, те, кто принимает участие в обсуждении этих законодательных инициатив, как раз не заинтересованы в подобных инициативах.

Правда, наметилась тенденция, которая, возможно, принесет плоды. В первую очередь она связана с руководителями, которые – как раз по закону – не могут быть переизбраны после 65 лет. Но и с артистами, чьи коллективы находятся в состоянии стагнации (хотя, конечно, возраст тут совсем не главная причина, иной раз и полон сил худрук, а труппа не развивается). Тенденция эта актуализировалась с появлением статуса президента. Прецедентом стал Пушкинский музей, где почетного статуса удостоилась Ирина Антонова: передача директорского кресла прошла «бескровно», Антонова одобрила кандидатуру Марины Лошак и продолжает участвовать в жизни музея.

Совсем недавно президентом Московского государственного академического камерного хора стал его основатель Владимир Минин (91 год), для чего были внесены изменения в устав. Главным худруком коллектива назначен дирижер Тимофей Гольдберг. Президентом Театра им. Ермоловой стал Владимир Андреев, когда место худрука и директора занял Олег Меньшиков.

Примерно та же ситуация в Московской консерватории и Академии им. Гнесиных. В последней недавно выбрали нового ректора – им стал 39-летний Александр Рыжинский, Галина Маяровская, руководившая вузом с 2008 года, заняла почетную должность президента. Ректору МГК им. Чайковского Александру Соколову, несмотря на возрастной ценз, продлили полномочия – до выборов. Когда они состоятся, пока неизвестно. Но несколько лет назад в устав консерватории внесена поправка о статусе президента вуза, которую Соколов скорее всего займет как только найдется достойный преемник.

Один из немногих коллективов, где происходит регулярная ротация художественного руководства, – Государственный симфонический оркестр, сегодня носит имя Евгения Светланова, которого музыканты оркестра когда-то фактически выгнали, а потом добились увольнения и еще одного главного дирижера – Марка Горенштейна. Была борьба между артистами Большого симфонического оркестра и руководством, но она была проиграна еще до того, как о ней узнала общественность. Конфликт между артистами и руководством Камерного театра им. Бориса Покровского привел к тому, что театра больше не существует.

Статус президента – своего рода золотой парашют для экс-руководителей. В одних учреждениях они будут свадебными генералами, в других – серыми кардиналами, то есть сохранят статус, достаток и власть. Пока президенты и преемники сосуществуют мирно. Но, как показывает практика, исключения возможны (ведь даже преемник Владимира Путина, по словам политологов, умудрился не подчиниться).

Учредитель в этом случае решает главную задачу – обновить взгляд на управление труппой, на развитие подведомственного учреждения и делать это мирно, так как защищать обездоленных у нас народ умеет, вспомнить хотя бы противостояние общественности и власти в случае с Гоголь-центром.

Что произошло в Театре сатиры? Быть может, Александр Анатольевич как раз отказался от президентской должности и договорился о сохранении своих полномочий, если вообще разговор с учредителем был на самом деле?

Так сложилось в отечественной системе культурных институций, что талантливые люди получают работу надолго. Настолько, что их имя – вольно или невольно – срастается с названием коллектива. Владимир Минин был основателем Камерного хора, и устоявшееся выражение «хор Минина» имеет право на жизнь. А, скажем, название Московский государственный академический симфонический оркестр под управлением Павла Когана, где имя худрука вынесено в официальное название, смотрится вызывающе. Сначала вынесем фамилию в титул. А потом дело за малым – исключим формальное «под управлением». Учредитель этого, конечно, не допустит, но в народ ведь уже пошло. То же самое происходит, когда, скажем, имя худрука театра на афише написано крупнее фамилии режиссера, поставившего спектакль.

Будет ли сделан следующий шаг, когда регулярную смену руководителей закрепят на бумаге, решится ли на это хоть один коллектив – вопрос времени. Европейский опыт показывает, что это порой приносит свои результаты: так, например, Берлинский филармонический сам приглашает главного дирижера по истечении срока контракта предыдущего (и тот легко находит себе работу!). И это не мешает ему быть в числе лучших оркестров мира. 

Источник: ng.ru

Добавить комментарий